В эту среду 27 сентября в 19.30 в усадьбе Общества купцов и промышленников по адресу: Токмаков переулок, 21, состоится концерт симфонической музыки.

Вход свободный!


В канун празднования 100-летия статуса города Орехово-Зуева, вышла из печати книга  «Хронология жизни Саввы Морозова». Авторами издания стали краеведы А.Н.Рябов и А.С.Столяров. Книга выпущена на средства членов Морозовского клуба.


В Иркутске создан документальный фильм «Сибирская история. Династия Сибиряковых».

Автор фильма О.Г. Ринчинова, режиссер М.В. Аристова. 


В Волгограде этой осенью региональное Агентство развития туризма предлагает новый тур: «Дубовский посад». Участники познакомятся с культурой и традициями нижневолжского купечества, народными промыслами и ремеслами.


14 Июня, вторник, 19:00

Концерт памяти Бориса Петровича Юргенсона


КАПЦОВ Александр Сергеевич

Школа, созданная А.С. Капцовым, второе столетие продолжает достойно осуществлять миссию, определенную ее основателем, - обучать и воспитывать москвичей – достойных граждан России.

Энциклопедия Российского купечества

БЕЛКИНЫ

В память о давным-давно минувшем

 

          БЕЛКИН.  КТО ТАКОВ?

 

Среди моих предков по материнской линии московских купцов, промышленников и меценатов хотелось бы отметить род Белкиных, ведущий начало с давних времен.

Как сказано в «Бархатной Книге», где собраны фамилии князей, дворян российских и «выезжих», род Белкиных начинается с 1267 года, когда «к Великому Князю Даниилу Александровичу выехал из Цессарии дивный муж Аманд Бассовол честию Маркграф, названный по крещении Васильем и был у Великого Князя наместником».

 

Академик  С.Б. Веселовский относит род Белкиных к древнейшему и крупнейшему роду московских бояр,  второму после Вельяминовых по древности и знатности.

 

 

Александр Лакиер, автор книги  «Русская геральдика», считает, что одноглавый орел в гербе Белкиных, как и архивные документы, подтверждают факт выезда предков этого рода из Пруссии. В гербе Белкиных (Общий гербовник дворянских родов Всероссийской империи, часть 5, стр1) изображены рыцарский крест и серебряная луна рогами вверх – символ победы креста над османской луной. Щит увенчан дворянским шлемом  с короною и тремя страусовыми перьями, намет голубого и красного цвета говорит, что рыцарь был посечен в битве

 

 

В первой русской родословной книге – «Государевом родословце 1555 года», содержащей 43 фамилии князей, знатных бояр, думных и служилых людей, род Белкирых, записанный под № 39, ведет свое начало от Алексея Петровича Хвоста, тысяцкого Москвы, жившего в середине  XIV века.

В книге  П.Н. Петрова «История родов российского дворянства» под № 33 значится «муж честный Радша (предок Пушкина) «мнимый выходец из Прус», а под № 10 идет «Босовол – будто бы литовец».

 

Как сказано у Карамзина и Соловьева, тысяцкий на Москве Хвост-Босаволков (предок Белкиных) в ходе борьбы за первенство в Думе  в 1356 году был убит Вельяминовыми на Красной  площади. При этом есть упоминание, что Григорий Пушка, предок Пушкина, в этом споре выступал за Хвоста.

 

После тяжелой потери род Белкиных уже не оправился и утратил навсегда свое положение в боярской среде. Потомки размножились, измельчали, став поместными или служивыми, многие стали военныыми. Так, в 1625 году воеводами в Сургуте  служили Богдан  Иванович Белкин  и Никита Остафьевич Пушкин. Еще раньше, в октябре 1552 года, при взятии Казани сложил голову Андрей Иванович Белкин, его имя помещено в синодике  Московского Успенского  собора на вечное поминовение.

 

Правнук Аманда, москоский же наместник Петр Боссавол, имел сына Алексея по прозванию Хвост. Правнук Алексея Петровича Федор Борисович Отяй, имел сына Ивана по прозванию Белка. От Алексея Хвоста пошли Хвостовы; от Федора Отяя - Отяевы, а от Ивана Белки – Белкины.

 

Происшедшие потомки от сего Ивана Белки Григорий Иванович Белкин  за многие службы в 1619 году и за московское осадное сиденье также и сын его Тимофей Григорьевич Белкин за службу и храбрость от Российских Государей пожалованы были поместьями и на оные  грамотами. Равным образом и другие многие потомки сего рода  служили Российскому Престолу  дворянские службы в разных чинах и жалованы были от Государей поместьями. Все сие доказывается, сверх Бархатной книги, жалованными на поместья грамотами и родословною Белкиных. Иван Федорович Белка упоминается в книге актов московского  митрополичьего дома, 1520 год. В писцовых книгах XV-XVI веков род Белкиных неоднократно упоминается рядом с Колычевским. В словаре Брокгауза и Эфрона целый раздел отведен роду Белкиных: калейдоскоп ярких лиц, принадлежавших к древнейшей российской ветви. Здесь думские бояре, послы, воеводы, казначеи, постельничий царя, опричники и приказные люди.

 

Беглый взгляд на биографии представителей рода позволяет предположить их привлекательность для историка и романиста, каким мог быть, к примеру, и А.С. Пушкин. Ведь его приверженность к изучению судеб и биографий  старинных российских кланов общеизвестна.

 

«Мы хорошо помним эти славные миниатюры» (Белинский) – «Станционный смотритель», «Выстрел», «Метель», «Барышня-крестьянка», сведенные Пушкиным в одно общее название «Повести Белкина».

 

По общему  сложившемуся мнению секунд-майор Иван Петрович Белкин – подставной автор, с помощью которого А.С. Пушкин реализует свой интерес к провинциальной, отличной от светской, столичной России. И больше ничего мы не знаем о загадочной личности. Пусть так. Но давайте все же  не будем спешить с окончательными выводами. Возможно, эта фамилия «славного малого» соотносится с каким-либо дворянским родом,  к которому у А.С. Пушкина было особое личное отношение? А учитывая, что в «Повестях Белкина» просматриваются целые эпизоды  Пушкинской биографии, можно предположить, что подобный род должен быть, как и Пушкинский, первоначально – могущественным, затем – захудалым, после – переходящим в мещанский. «Я просто русский мещанин», – говорил о себе Александр Сергеевич. Тут есть доля самоиронии. Но...

 

Примечателен  разговор автора публикации Цургозена Л.А. со своим двоюродным дедом – известным москвоведом, коллекционером и меценатом Валентином Сергеевичем Поповым  (1912-1987)

 

 

Ученик  М.И. Александровского, он долгое время работал Главным хранителем Государственного литературного музея, ученым секретарем Государственного музея изящных искусств. Происходил по материнской линии  из древнего боярского рода, восходящего в одном из колен к Колычевым

 

Его отец был владельцем  Завидовской мануфактуры, а после Октября – старшим экономистом  Высшего Совета Народного Хозяйства. Мать – художница.

 

Несмотря  на трудности переходного времени от дореволюционного бытового уклада к революционной диктатуре и подозрительности ко всем бывшим, родители сумели дать сыну образование. Несколько лет он работал в музее Кусково заведующим отделом русского и зарубежного фарфора. Но в 1945 году был арестован  по классической статье 58 и получил 8 лет лагерей. По освобождении в 1954 году стал главным художником Дулевского фарфорового завода.

 

Будучи  уникальным универсальным консультантом он способствовал музеям в Тарханах, Михайловском, Мураново, Алупке, Загорске, Царском Селе в приобретении предметов старинного быта, спасал от уничтожения ряд архитектурных шедевров (Андроников монастырь, фонтан Витали и пр.), вел переписку  со многими известными людьми, например, Феликсом Юсуповым (родня была  знакома еще по отдыху в Крыму).

 

На мой вопрос к Валентину Сергеевичу – нельзя ли провести аналогию конкретного лица с названием села Белкино, имения Обнинских в Калужской губернии,

В.С. Попов однозначно возразил: «Сам Пушкин  говорил, что Белкин всего лишь собирательный образ, не связанный ни с одним конкретным лицом».

 

Но задавались ли мы, простые читатели, вопросом – существовал ли в реальной действительности секунд-майор  Иван Петрович Белкин или он – авторский вымысел? Как уже многократно утверждали исследователи творчества А.С. Пушкина, случайностей в его произведениях нет, есть лишь неоткрытые уголки, куда не успели заглянуть те, кто скрупулезно анализирует наследие нашего гения. Давайте все же задумаемся, не слишком ли много пересечений у Белкинского и Пушкинского кланов на протяжении весьма длительного исторического периода. Попробуем дополнительно заглянуть, насколько это возможно, и в период пребывания А.С. Пушкина  в Москве в Немецкой Слободе в Харитоньевском переулке.

 

Существует легенда, что название этому переулку дал А.С. Пушкин. В детстве он ходил здесь с родителями в церковь святого Харитония (ныне не существует) и прозвал переулок  по имени храма Харитоньевским. Семья жила в Большом Харитоньевском переулке, недалеко от бабушки  М.А. Ганнибал (дома №8, 10, 21). В 1801-1803 годах семья Пушкиных проживала во флигеле дворца (Палаты Волковых-Юсуповых).

 

Снова обратимся к «универсальному консультанту» и музейщику В.С. Попову, активно содействовавшему в издании альбома «Пушкин в изобразительном искусстве». На моей памяти, будучи «мастером на все руки», он сумел даже отреставрировать восковые фигурки камерного оркестра, чудом уцелевшие после пожара в имении Гончаровых.

 

Самое примечательное то, что Валентин  Сергеевич по отцовской линии приходился племянником Сергею Алексеевичу Белкину (1866-1934), действительному статскому советнику, члену московского коммерческого суда, потомственному почетному гражданину, попечителю Новиченковской богадельни, владельцу текстильного предприятия «А.И. Белкин сыновья».

 

 

 

Окончив Немецкую коммерческую школу в  Москве, он стал купцом 1-й гильдии. Был человеком весьма прогрессивных взглядов, «славный малый», хотя и был старообрядцем «крепаком», как и его приятель министр финансов В. Кокорев. Проживал он в Иаковоапостольском переулке дом 7 (собственный дом), в шаговой доступности от Харитоньевского переулка.

 

Состоял в родне и со Степаном Павловичем Рябушинским.

Отец Сергея Алексеевича Белкина Алексей Ильич (1837-1894), продолжатель рода Белкиных, весь XIX век проживал в Москве  в Лялином переулке, дом 24 (еще ближе к Харитоньевскому переулку). Известно, что у деда Ильи Евдокимовича был племянник – предводитель дворянства в Малом Ярославце, а прапрадед Сергея Алексеевича, Евдоким Белкин, вел род из Суздальских краев и поселился в Москве в 1822 году. Весьма интересно для общего представления коснуться уклада Белкинской семьи, типичной для промышленников-купцов конца  XIX века в канун  перехода в новую совсем другую эпоху.

 

В быту Сергей Алексеевич  соблюдал распорядок дедовский – строгий, свидетельствующий о крепкой старообрядческой закваске «крепака». Ходил всегда в поддевке, ел только из своей посуды, молился двуперстно с «упаданием на колени»,  регулярно вместе со своей матушкой посещал церковь на Рогожском кладбище. В питании он не признавал никаких разносолов: щи и гречневая каша, а в воскресенье перед обедом иногда рюмку водки. Кашу ему подавали в специальном глиняном горшочке, а жареного он и вовсе ничего не употреблял... Супруга хозяина дома Анна Александровна (урожденная Каверина) придерживалась традиционных  православных взглядов, хоть и не слишком утруждала себя молитвами, но в церкви бывала регулярно и пост соблюдала.

 

Раз в год на Рождество ходила в католический собор на Малой Лубянке послушать орган. До восьмидесяти лет прекрасно играла на рояле (училась вместе с Еленой и Евгенией Гнесиными), читала за утренним кофе с гренками французские романы – для тренировки памяти. А.П. Каверин, тесть Сергея Алексеевича, был крестным отцом Елизаветы и Марии Гнесиных (младших) и проявлял о них особую заботу. Старших сестер он финансировал с устройством училища, осуществил покупку роялей. В свою очередь, после Октября, уже Елена Фабиановна, рискуя карьерой, помогала бывшим буржуям Истоминым, содействовала в устройстве на работу «лишенке» Лидии Александровне (сестра Анны Александровны). Некоторые привычки Сергея Алексеевича несколько раздражали супругу, но жили они дружно, и церковные разногласия не вносили в семейную жизнь никакой дисгармонии.

 

Семейная история мирного существования разных религиозных толков в стенах одного дома помогает нам понять, что раскол чаще всего проходит  в наших сердцах и может быть преодолен только общим желанием и доброй волей.

 

 

 

По большим праздникам в доме Белкиных царило оживление, подавалось разнообразное угощение, играла музыка (однажды в доме побывал и С.В. Рахманинов). В числе приглашенных было много и старообрядцев, семейство было в родне со Степаном Рябушинским. Завсегдатаем  была Мария Гнесина (Шванская по  мужу), племянница Елены Фабиановны и подруга Любы, дочери хозяина дома. Они устраивали катание на лошадях и розвальнях. Однажды на престольный праздник привозили на поклонение Иверскую икону Божией Матери. Всех детей учили регулярно молиться и читать по-старославянски древние книги, поощрялось и пение по «крюкам». Девочки занимались рукоделием, участвовали в благотворительных акциях Благородного Собрания, например, «Купите белую  ромашку».

 

 

 

В войну навещали раненых воинов в организованном их дедом А.П. Кавериным временном  лазарете.

По воспоминаниям дочери хозяина Веры, приходящейся автору строк двоюродной бабушкой, в доме было очень много икон, часть из которых перешла по наследству от родственников Самознаевых.

 

Наиболее интересным в историко-художественном смысле была древняя икона «Апокалипсис».

 

 

 

О ней даже писал в те годы журнал «Церковь: старообрядческий церковный  общественный журнал». Издавал его с 1908 года родственник Сергея Алексеевича Степан Павлович Рябушинский – коллекционер икон старого письма. Его собранием пользовался И.Э. Грабарь при подготовке «Истории русского искусства» и А.В. Грищенко при подготовке книги «Вопросы живописи: Русская икона как искусство живописи». Висела икона на втором этаже в  большом зале Белкинского дома. Когда кто-либо из многочисленных детей или внуков баловался, то Сергей Алексеевич брал его за вихор, подводил к иконе показывал ее нижнюю часть  со сценой ада, приговаривал: «Вот,  смотри, что с тобой случится, если будешь плохо вести!..»

 

В октябре 1917 года дом 7 по Иаковоапостольскому переулку  национализировали, но хозяевам удалось удержаться в полуподвальной квартире, ставшей, конечно, коммунальной. Первым делом новые власти заколотили парадный вход, сбили мрамор с лестницы и сломали широкую мраморную ванну (в баню надо ходить, а  не в ваннах буржуйских размываться!). А из сундуков в подвале новые жильцы стали потихоньку таскать старинные книги и иконы – на растопку! Чтобы избежать  непоправимого, часть икон  сумели отдать в Патриархию но «Апокалипсис» хозяева оставили себе, пока художник Павел Корин  не взял ее в свою коллекцию (он часто бывал у Белкиных на правах родственника – его брат был женат на племяннице хозяина, Александре  Булочкиной). Передача была сделана по подсказке моего двоюродного деда В.С. Попова. Здесь же можно упомянуть и еще о примечательной родне  С.А. Белкина – Евдокии Лосевой (урожденной Чижовой), чей портрет работы Валентина Серова висит в Третьяковке.

 

 

 

 

А Елагинскую родню по линии Усковых писал Исаак Левитан. В церкви Иакова Апостола, напротив Белкинского дома, служил известный московский бас Холмогоров (временами его приглашали петь в Большом театре. Очень колоритен его Нестеровский портрет  в Третьяковке.

 

В трудные 20-е годы в доме Белкиных нашли приют сестра хозяйки Лидия Александровна Истомина (вдова владельца Голутвинской  мануфактуры), семья фабрикантов Кочетковых из Крюково (их уездным доктором был А.П. Чехов), священник близлежащей церкви Апостола Иакова Завведеева отец Гавриил (крестный отец автора (был впоследствии расстрелян, не захотев стать «обновленцем». Следует еще упомянуть, что большая часть  уникальной коллекции В.С. Попова (картины, миниатюры и фарфор) были по его завещанию переданы в Эрмитаж и другие музеи России.

 

Во время атеистической компании и переписи всех буржуев Белкины не отреклись, рискуя стать «лишенцами», и остались живы, даже их внучка Марианна отказалась по требованию учительницы забрасывать Крестный Ход помидорами – проявился дедовский характер.

 

Сегодня, как никогда, важно не утратить моральные и культурные традиции безыскусного и доброжелательного общения, уважения к правам личности и народа, по мере сил способствовать возрождению традиций меценатства и благотворительности. Корни этого уважения закладывались  в русской классике «не обличительного  нравоописания», примером чего и служат  нам «Повести Белкина». Вот почему такую искреннюю симпатию вызывает образ простодушного и честного секунд-майора Ивана Петровича, за спиной которого чувствуется сформировавшийся веками стабильный и достойный Белкинский уклад, изучение которого таит еще много нераскрытых страниц и требует дальнейшего исследования.

 

...Многое известно о Белкине, но название Пушкинского  шедевра так и остается для нас загадкой. Твердо знаем только одно  – «Повести Белкина» в ряду других шедевров Пушкина, будут радовать своим совершенством еще не одно поколение читателей.      

 

                                            

 

Л.А. Цургозен, потомок купцов и промышленников Белкиных, Елагиных, Истоминых и Кавериных.

04.09.1780

Родился Федор Петрович Гааз, врач, филантроп, общественный деятель.

05.09.1845

Родился Карл Яковлевич Паль, мануфактур-советник, потомственный почетный гражданин, купец 1-й гильдии, общественный деятель.

07.09.1871

Родился Владимир Иосифович Горнунг, личный почетный гражданин, предприниматель,

ученый-изобретатель, общественный деятель

12.09.1880

Основана Нижегородская биржа (1880)

17.09.1875

Родился Александр Иванович Коновалов, крупный российский предприниматель, общественный и поли­тический деятель. Член IV Государственной Думы (1912–1917), Ми­нистр торговли и промышленности Временного правительства (1917). Известный деятель Русского Зарубежья.

19.09.1724

Родился Никита Акинфиевич Демидов, русский промышленник, меценат

21.09.1875

Основана парфюмерная фабрика Э.С. Бодло (1835)

28.09.1901

Открыта гимназия П.Г. Шелапутина в Москве

Московское историко-просветительское общество "Русская Америка"

Создано по инициативе группы московских историков и исследователей, а также потомков первопроходцев и основателей Русской Америки в 1989 г. Осуществляет исследовательскую и просветительскую деятельность в тесном сотрудничестве с МИД РФ, Центром Северо-американских исследований ИВИ РАН, Центральным Штабом ВМФ, Русской Православной Церковью и другими общественными и государственными организациями.

 

                Шаг из круга - помогая другим, помогаешь себе!       

 

105066, Москва, Токмаков переулок, 21.
Телефон/факс: +7 (499) 261-41-06.
E-mail: okipr@yandex.ru