Сегодня 16 октября в 18 час в Доме русского зарубежья состоится памятный вечер «Здравствуй, Аляска» из цикла «Встречи с Русской Америкой».
Вечер посвящен  30-летию открытия памятника Александру Баранову в г. Ситка (Новоархангельск) на Аляске и 30-летию Общества "Русская Америка"


Открытие мемориальной доски в память Василия Павловича Зубова в г. Александров.

20 октября (воскресенье)  в 14 часов на доме по Стрелецкой набережной, 11.


26 июля состоится традиционная встреча "Открытие Русской Америки продолжается.", приуроченная к 350-летию со дня рождения выдающегося деятеля Л.Ф. Магницкого".



До 20 января 2019 г. в Музее современной истории России, Москва, ул. Тверская, дом № 21, будет демонстрироваться выставка "История России в зеркале рекламы". Выставка  организована с участием журнала "Тара и упаковка" и Музея упаковки.



27 ноября 2018 г., в 19:00 в Музее предпринимателей, меценатов и благотворителей на ул. Донская, 9 состоится презентацию книги Андрея Павловича Ушакова "Русские фигурные бутылки".


ЛЕДЕНЦОВ Христофор Семенович

По завещанию Х.С. Леденцова денежные средства Общества в основном отходили Московскому императорскому университету и Московскому техническому училищу.

Главная тема

Как украсть триллион

В октябре нынешнего года у всех, кто делит бюджетный пирог, и у тех, кто постоянно получает самые лакомые его куски, появилась новая забота - нужно как-то «освоить» средства Стабилизационного фонда, которые к первой декаде октября неожиданно для всех достигли суммы немного недотягивающей до 12 миллиардов долларов.
При создании этого инструмента пресловутой финансовой стабильности предполагалось, что такой объем средств в нем будет накоплен в течение трех-четырех лет, но благодаря неслыханно высоким ценам на нефть, этот уровень был достигнут всего лишь за девять месяцев. Роды прошли неожиданно успешно.
Мало того, в сентябре 2004 года правительство заявило, что планы по сбору средств будут перевыполнены. К декабрю вместо 500 там скопится около 574 миллиардов рублей. Денег стало слишком много и появились они слишком быстро. Это вызвало некоторую растерянность, но, невероятно обострило желание их потратить по собственному усмотрению.
Желание это, нужно признать, не оставляло заинтересованных лиц никогда. Уже в начале 2004 года ряд отраслевых лоббистов пытались наложить лапу на деньги Стабфонда. Атаки временно были отбиты министром финансов Кудриным, которому не слишком хотелось подпускать кого бы то ни было к лакомому куску. Ведь Стабилизационный фонд является частью бюджета и распоряжается его средствами Минфин, предоставив Госдуме лишь право законодательно утверждать направления расходов.
Чуть позже на средства Стабилизационного фонда нашелся первый, уже вполне легитимный, «внеплановый» претендент – на них заявил свои права глава Пенсионного фонда России Михаила Зурабов. Летом 2004 года стало ясно - он получит из государственной заначки 80 миллиардов рублей на покрытие текущих расходов ПФР.
К осени 2004 г. желающие подкормиться за счет Стабфонда, к тому времени располагающего средствами более чем на 350 миллиардов рублей, получили поддержку от главы Счетной палаты Сергея Степашина. Тот неожиданно заявил, что «инфляция съела уже 9 миллиардов рублей», и средства, запасенные Минфином для решения проблем будущего, постепенно испаряются.
Это заявление помимо того, что дало новый импульс попыткам разделить деньги между группами влияния и отдельными лицами, раскрыло тайну местонахождения миллиардов. Дело в том, что до того времени точно не было известно, где и в каких активах хранятся средства Стабилизационного фонда. Эти данные содержались лишь в непубличных отчетах Минфина правительству. Демарш Степашина стал косвенным подтверждением того, что накопления все еще «пылятся» в Госбанке.
Здесь нелишне будет напомнить, под какими предлогами было принято решение о создании Стабилизационного фонда. Он, по словам авторов проекта, прежде всего, должен был стать резервом для финансирования дефицита бюджета в случае падения цен на нефть. Во вторую очередь, при помощи этого инструмента предлагалось стерилизовать (то есть изымать из оборота) избыточные долларовые доходы от экспорта нефти и облегчить, таким образом, контроль над инфляцией, благодаря тому, что сверхдоходы будут вложены в низколиквидные и высоконадежные облигации казначейства США и ряда других стран и в депозиты в первоклассных западных банках. Наконец, для придания всей затее окончательной неотразимости в глазах российской общественности, объявили, что Стабилизационный фонд станет резервом для решения проблем, связанных с проведением важнейших структурных экономических реформ и финансирования системы государственных пенсий в среднесрочной перспективе, то есть через десять – двадцать лет.
Стоит обратить внимание на то, что ценные бумаги, в которые предполагалось вкладывать средства Стабфонда, приносят доход не более 2% годовых и по природе своей низколиквидности не могут служить средством для быстрого латания дыр в бюджете при резком падении цен на нефть. А откуда возьмутся доллары для конвертации 500 миллиардов рублей (именно такую сумму предполагалось отложить «на черный день»)? Из тех же средств ЦБ, которые и без того вкладываются в иностранные госбумаги (только с гораздо более высокой доходностью). Из тех долларов, которые не попадут в резервы ЦБ, потому, что их купит правительство. Все это означает только одно – с самого начало было ясно, что никакой дополнительной защиты от валютной нестабильности вложения средств фонда в иностранные ценные бумаги не дадут. Кроме того, любому здравомыслящему человеку понятно, что глупо вкладывать деньги в чужие долги под 1–2% годовых, когда стоимость обслуживания российских долгов во много раз выше. Получается, сбереженные деньги, как обесценивались инфляцией, так и будут обесцениваться.
Вторым весьма показательным моментом при создании этой многомиллиардной заначки было то, что в список первоочередных структурных реформ Минфин с самого начала не включал снижение налогов. «Просчитать потери от налоговой реформы невозможно. Это – необоснованный риск и тратить на него средства стабилизационного фонда неправильно» - заявлял заместитель министра финансов Алексей Улюкаев
Возвращаясь в нынешнюю осень, видим, что, благодаря инспекторской деятельности Счетной палаты и политическим амбициям ее председателя, российские граждане, наконец, узнали, что недополученные ими зарплаты, стипендии, пенсии, отнятые у них льготы и проч., и проч., и проч. не только лежат мертвым грузом в кубышке у государства но еще и с катастрофической быстротой превращаются в дым, в воздух, в химеру. Лишь 30 сентября премьер-министр Михаил Фрадков подписал постановление правительства о порядке размещения средств Стабфонда.
Это лишь подхлестнуло желающих прикарманить, как с неба, свалившиеся миллиарды долларов. 9 октября министр экономического развития Герман Греф, отвечая на вопросы журналистов в ходе регионального инвестиционного форума в Сочи, сказал, что средства Стабилизационного фонда, превышающие 500 миллиардов рублей, правительство будет инвестировать не в западные активы, а в российскую экономику.
Казалось бы, можно, наконец, и порадоваться. Правительство решило, что нужно немножко подумать о жителях собственной страны. А то, что сотни миллиардов российских кровных рублей будут работать на благо Дядюшки Сэма, ну так тут уж ничего не поделаешь. Нам бы, как говорится, хоть косточку с барского стола.
Но не тут то было. Из дальнейших разъяснений высокоумного министра выяснилось, что деньги пойдут на реализацию «инфраструктурных проектов в рамках частно-государственного партнерства». Министр даже назвал имена тех, кому достанутся самые сладкие куски от излишков, которые останутся после наших западных «партнеров» – Минтранс, Минсвязи, Минпромэнерго, Минприроды и Минсоцздрав. В качестве примера того, как собираются счастливчики «оприходовать» полученные средства, он рассказал о прожектах ведомства министра транспорта Игоря Левитина. Греф заявил, что на средства фонда, превышающие 500 миллиардов рублей, Минтранс намерен построить по всей России от девяти до одиннадцати взлетно-посадочных полос и диспетчерских служб для такого же количества международных аэропортов-хабов. Все остальные составляющие аэропортов достроят частные лица. Идея замечательна тем, что при реализации столь глобальных проектов никто не может точно сказать зачем, когда и куда ушли средства. Пришла она, скорее всего, в головы тех самых приближенных к власти частных лиц, готовых на «частно-государственное партнерство» во всех видах и во всех позах.
Судя по всему, другие претенденты на десятки и сотни миллиардов планируют осчастливить россиян не менее глобальными и эпохальными начинаниями.
10 октября Герман Греф, в программе «Вести недели» оправдывавшийся за свою давешнюю слабость, повторял, как шаман заклинание: «Средства Стабфонда нельзя тратить ни на что, кроме случаев с проблемными социальными обязательствами». Да вот беда, эти самые социальные обязательства – понятие бесконечно растяжимое во все стороны, а потому весьма плохо определяемое. Что, естественно, весьма удобно при запудривании мозгов обывателя.
В завершение эпопеи с подведением законодательной базы под очередную финансово-политическую аферу с кодовым названием «Стабилизационный фонд» 11 октября Комиссия Совета Федерации по взаимодействию со Счетной палатой РФ предложила Минфину доработать и утвердить долгосрочную концепцию управления средствами Стабилизационного фонда и их использования при накоплении сверхпредельного уровня в 500 миллиардов рублей.
И так, 500 миллиардов уйдут на поддержание трещащих по швам бюджетов США, Франции, Германии, а все, что «накипит» сверху (по подсчетам независимых экспертов к весне будущего года «навар» может даже превысить магические 500 миллирдов, то есть средства фонда могут достигнуть триллона рублей) просочится, как вода в песок, и материализуется в виде звонкой монеты все там же – на Западе. И это в то время, когда внутри страны социальные расходы, расходы на образование и медицину подвергаются тотальному сокращению.
Ощутимо повысить зарплату учителям и всем прочим бюджетникам у правительства духу не хватает – а вдруг будет резкий всплеск инфляции. Перераспределить налоговые поступления в пользу регионов страшно: много денег - много гонора. Снизить налоги для малого бизнеса (а то и вернуть часть уплаченных поборов) – у себя самих кусок из горла вырвать. И все это под благородным лозунгом, провозглашенным устами Германа Грефа: «Проедать эти деньги ни в коем случае нельзя. Это будет самое бездарное».
Что ж, стремление не растратить ниспосланное Богом богатство похвально. Только вот при этом бы не забывать, что ниспослано это богатство не нескольким тысячам человек, а многомиллионному народу.
Но вот почему российские власти готовы делать все, что угодно, но только не дать возможности жителям собственной страны распорядиться образовавшимся денежным излишком? Объяснить просто. Сейчас чиновники и небольшая кучка приближенных к властям так называемых бизнесменов владеет всем богатством страны. А богатства, как известно много не бывает. Если же направить хоть небольшую часть из внепланового триллиона рублей на развитие программ, подобных финансово-кредитной кооперации, то на национальном рынке появляется новый «игрок», и не какой-нибудь новоявленный нувориш, а целый народ, который обязательно заявит свои права на общенародную собственность. Но нынешние вершители судеб России заинтересованы исключительно в сохранении собственной власти, и делают все возможное, чтобы не допускать народ к управлению экономикой страны. Неизмеримо легче управлять нищими и униженными людьми, которых и гражданами то назвать нельзя. Их можно запугать, обмануть и не бояться при этом потерять голоса избирателей на очередных выборах, потому что их можно подкупить. Такой власти нужны олигархи, на которых, в случае необходимости, можно свалить вину за развал в стране. Олигархов немного, их всегда можно проконтролировать лично каждого, найти компромат, наказать, поменять местами, изгнать из страны и заменить новыми. А попробуй сделать это с целым народом.
Если бы господа, принимающие решения, работали не на чужого дядю и не на собственный и без того уже изрядно раздувшийся карман, то они не делали бы вид, что забыли, где родились.
А родились и выросли они в стране с тысячелетней историей, в стране, которая накопила свой собственный опыт решения самых сложных экономических проблем. Если бы они это вспомнили, то не стали бы кивать на опыт Канады, Норвегии и даже Катара (в этих странах существуют стабилизационные фонды, правда, на других основаниях и для других целей), а обратились бы к опыту России, в которой в конце девятнадцатого века была разработана уникальная система выхода из глубочайшего финансово-экономического кризиса. Называлась эта система - кредитно-финансовая кооперация. Системой этой потом воспользовались все европейские страны и успешно пользуются до сих пор.
Если коротко, то в 1895г. в России был введен новый тип финансовых учреждений - кредитные товарищества. Их основной капитал составлялся из ссуд Государственного Банка. Закон провозглашал основной целью товариществ – предоставление дешевого кредита. Кроме краткосрочных ссуд (до 1 года) закон предусматривал и возможность выдачи долгосрочных ссуд (до 5 лет). В 1904 году при Государственном Банке специально было создано Управление по делам мелкого кредита.
Займы Государственного Банка предоставлялись без ограничений. Частные вклады составляли не более одной четверти капиталов кредитных кооперативов. Товарищества фактически превратились в посредников Государственного Банка по распространению кредитов. Государственному Банку это тоже было выгодно, так как сам он заниматься мелким кредитом не мог. Привлеченные выгодами устойчивого кредита десятки тысяч людей понесли в общественные кассы свои сбережения, которые хранились доселе в кубышках и подпольях. Эти огромные средства позволили в короткие сроки оживить промышленность и торговлю всей России.
Вот на что нужно было бы направить огромные сверхдоходы, полученные благодаря высоким ценам на нефть, нашим высоколобым монитористам, привыкшим к месту и не к месту ссылаться на зарубежный опыт. Тем более, что им то уж доподлинно известно, как российский опыт получил окончательное завершение и развитие в современных условиях.
Мировая статистика по кредитной кооперации поражает сегодня воображение. Организации финансовой взаимопомощи существуют в 87 странах мира, объединяя около 100 миллионов человек. Суммарные активы 55 тысяч кредитных союзов составляют 4,3 триллиона долларов США. В самих Соединенных Штатах более 60 миллионов граждан являются членами кредитных союзов, а суммарные активы перевалили за 300 миллиардов долларов. В Канаде движение «Дежарден» является ведущим финансовым институтом Квебека и оказывает услуги 100% населения этой провинции, аккумулируя около 45% сберегательных депозитов ее жителей. В Германии «Райффайзенбанк», который начинался как кредитный союз, в настоящее время - крупнейший народный банк, объединяющий десятки тысяч акционеров. Один из самых влиятельных банков Европы, «Кредит-Мутуаль», вырос из кредитной кооперации французских виноделов и сельхозпроизводителей.
Организации финансовой взаимопомощи в мире все более успешно конкурируют с государственными и коммерческими банками. В США, например, с 1980 по 1995 годы доля личных активов банков упала до 50 процентов, доля же небанковских финансовых учреждений пропорционально возросла, достигнув 42 процентов.
В России по оценкам независимых экспертов примерно 80 миллиардов долларов США находятся в руках частных лиц. Но, если в Америке и Европе деньги населения из банковских структур перетекают в кредитные союзы, в России они, как правило, хранятся «в чулке» и, таким образом, выведены из финансового оборота страны. Наша власть ищет инвестиции, без которых экономика страны задыхается, судорожно ищет их на Западе, отмахиваясь от золотого дождя в своей стране.
А ведь достаточно было бы вложить в кредитно-финансовую кооперацию не весь триллион рублей, а лишь десятую его часть, чтобы недоверие населения к государству сменилось пусть сдержанным, но конструктивным отношением. Это бы привело к тому, что часть из 80 миллиардов долларов из «кубышек» перекочевала бы в реально действующую экономику. И вот тогда (как утверждают эксперты Общества купцов и промышленников России) каждый вложенный в кредитно-финансовую кооперацию рубль принес бы два – три рубля годового дохода.
Информационно-аналитический отдел Общества купцов и промышленников России

01.12.1871

Родился Владимир Рудольфович Штейнгель, крупный предприниматель, барон, создатель уникального промышленно-сельскохозяйственного комплекса «Хуторок» на Кубани.

04.12.1836

Родился Николай Мартемьянович Чукмалдин, известный тюменский и московский купец и промышленник, выдающийся сибирский просветитель конца XIX века, писатель, путешественник.

11.12.1871

Родился Иван Абрамович Морозов, российский промышленник, потомственный почетный гражданин, меценат и благотворитель.

14.12.1860

Родился Николай Иванович Гучков, предприниматель, общественный деятель, городской голова Москвы (1905–1912), почетный миро­вой судья, действительный статский советник.

14.12.1860

Родился Федор Иванович Гучков, предприниматель, общественный и политический деятель, потомственный почетный гражданин, брат близнец Николая Ивановича Гучкова.

17.12.1840

Родилась Клавдия Алексеевна Зубова, известная благотворительница, потомственная почетная гражданка.

23.12.1910

Открыта больница Козьмы Терентьевича Солдатенкова в Москве

Московское историко-просветительское общество "Русская Америка"

Создано по инициативе группы московских историков и исследователей, а также потомков первопроходцев и основателей Русской Америки в 1989 г. Осуществляет исследовательскую и просветительскую деятельность в тесном сотрудничестве с МИД РФ, Центром Северо-американских исследований ИВИ РАН, Центральным Штабом ВМФ, Русской Православной Церковью и другими общественными и государственными организациями.

 

                Шаг из круга - помогая другим, помогаешь себе!       

 

105066, Москва, Токмаков переулок, 21.
Телефон/факс: +7 (499) 261-41-06.
E-mail: okipr@yandex.ru